В больших ульях будующее

Как я "пришел" к большим ульям. Анализируя пчеловодную литературу двух по­следних веков и разных народов, можно придти к выводу, что набор наших проблем стан­дартный: зимовка, весеннее развитие, роение, самообеспечение пчел кормами, а хозяина медом, осеннее наращивание семей. В разное время пчеловоды предлагали различные реше­ния, но «воз и ныне там», так как не удавалось нащупать главную причину всех пчеловодных бед на пасеке. Мы считаем, что самая главная причина для России — недостаток «свободной посуды» на пасеке! Объемы традиционных ульев совершенно недостаточны, а поскольку тип улья для пасеки мы выбираем сами, значит нам самим и предстоит решить эту проблему. Обратимся к фактам.

В разных регионах в хороших руках ульи дают в среднем один килограмм товарного меда в пересчете на рутовскую рамку 435X230 мм. Лежаки на 15 рамок, даданы на 24, много­корпусные ульи на 40 рамок — дают 20, 30, 40 кг товарного меда соответственно. Поэтому в 60—70-х годах прокатилась компания по замене лежаков на многокорпусные ульи, как более производительные. Многие могут начать приводить примеры большой продуктивности ульев на своих пасеках, но еще масса примеров скромных медосборов у большинства пчелово­дов. После некоторого внутреннего сопротивле­ния придется признать, что медопродуктивность улья напрямую зависит от его объема. Суще­ствующие конструкции исчерпали свои возмож­ности еще в прошлом веке, но, по разным причинам, этого никто не заметил.

На сегодняшний день придется признать, что чем меньше объемы ульев, тем больше поблем на пасеке и тем меньше и худшего качества в них получают мед; чем меньше объем улья, тем больше сахара потребуют пчелы осенью и весной. Пчелы в традиционных ульях тратят на развитие и наращивание силы две трети време­ни, которое они могли был использовать на сбор нектара. Медопродуктивность семьи на­прямую зависит от количества свободных от ульевых работ пчел. Чем раньше они появятся в семье, тем длиннее и продуктивнее будет главный медосбор. Чем больше их будет, тем быстрее они смогут заполнить медом сво­бодный объем жилища с вытекающими отсюда негативными последствиями для хозяина ульев малого объема (роение).

Не имея достоверной информации о состоя­нии семьи, пчеловод вынужден часто разбирать гнездо по рамке и вносить поправки в ее развитие. Пчелы в ответ вносят свои. Польза от такого осмотра минимальная, отрицательное влияние на развитие семьи огромное. Известная всем рамочная технология осмотра отнимает много времени, а удобное для осмотров днев­ное время ограничено. Автоматически ограни­чивается и число ульев, обслуживаемых одним пчеловодом-профессионалом (около 100 ульев, без помощника — очень трудно). Выход меда определить просто: 100 семей умножаем на 20 кг (30—40 кг меда соответственно) получим 2 т (3—4 тонны меда).  Это  потолок  наших усилий и экстенсивных технологий, когда семьи растут сами по себе.

В качестве яркого примера попытки выйти за жесткие рамки этой технологии можно привести систему А. И. Волоховича (ж. «Пчеловодство» № 11, 12, 1989 г.) Александр Иванович научился регулярно получать около трех тонн меда от 36—40 многокорпусных ульев, то есть по 75 кг с улья. Запас суши в 1200 рамок определяет средний объем улья — 30 шт. Благодаря колос­сальной работе, интенсивной рамочно-корпус-ной технологии и таланту он ежегодно увеличи­вает пасеку с 12 до 36—40 семей и ухитряется при этом иметь отличный результат. В конце сезона, в целях экономии кормового меда (40 семей х 25 кг=1000 кг), он сокращает пасеку опять до 12 семей. Вот, что он сам говорит о возможностях своего метода (№ 11 — 89, стр. 21): «Занимаюсь пчеловодством с 1960 г, на пасеке содержу постоянно 12—15 се­мей. Это оптимальное число, которое можно обслуживать по моему методу».

Однако сегодня нельзя признать его техноло­гию оптимальной и пригодной к рыночным отношениям. Необходимо говорить об уровне международной производительности труда, о 40 т меда, о 500—1000 многокорпусных ульев на пасеке пчеловода-фермера, целиком занятого производством меда на кочевках; о профессио­нале, который не имеет других доходов, кроме реализации меда и продуктов пчел. Обслужи­вать одному такое число многокорпусных ульев можно только при высокой степени механиза­ции ручных работ (до 95 %), корпусной, хоть и экстенсивной технологии

пчеловождения, от­личных дорогах, договорах с землевладельцами и т. д. Для примера сошлемся на известного многим пчеловода Роже Делона, автора альпий­ского улья. Никто, кроме издателей буклета с эскизами этого улья, не обратил внимание на последние фразы в разделе «Общая характери­стика улья» — «Конструктор Роже Делон дово­лен своим детищем. Он в основном один управляется с 1000 ульев (подчеркнуто авто­ром), что разбросаны колониями в Альпах на 120-ти километровом расстоянии. Правда, мед откачивать в пору не успевает, делает это зимой». Из приведенного в буклете описания технологии ясно, что работает он корпусами. Это в десять раз производительнее рамочной технологии. Многокорпусный улей Роже Делон приспособил под вялотекущий альпийский взя­ток (100—200 г в день) и вынужден был заменить рамки 435X230 на 300X 200 мм, так как подъехать в горах к каждому улью на машине с подъемником нельзя, и ему прихо­дится вручную носить корпуса для расширения гнезд по 16 кг (масса его корпуса с медом — 16 кг, а рутовского — 40 кг). Для получения дохода, а не из любви к пчеловодству он обслуживает 1000 ульев на 120-ти километровом расстоянии. Нужда явилась двигателем техниче­ского и технологического прогресса. Вот и при­шлось Роже Делону приспосабливать известную многокорпусную ульевую систему к горным условиям. Копирование и простое перенесение альпийского улья в наши равнинные условия с бурным типом взятка ничего не даст, так как объем его корпуса (8 рамок) равен половине объема многокорпусного улья. Если предполо­жить, что во время медосбора семья занимает семь-восемь корпусов альпийского улья, то его объем равен 3,5—-4 корпусам многокорпусного, а продуктивность находится на уровне 30—40 кг товарного меда. Этого достаточно для получе­ния 30—40 тонн меда, который Роже Делон откачивает до зимы. Выигрыш во времени обслуживания в десять раз по сравнению с рамочной технологией. Работа идет без полных осмотров гнезд. Вот такова рыночная технология пчеловождения, возможная только в многокорпусных ульях. Вспомним пожелания выдающихся российских пчеловодов, начиная с Н. М. Витвицкого и П. И. Прокоповича, которые подчеркивали преимущества сильных семей и Г. П. Кандратьева, утверждавшего: «В сильных семьях — все спасение». В традици­онном улье трудно нарастить сильную семью в 6—8 кг, еще труднее поддерживать ее в работоспособном состоянии, не разбив о ри­фы роения и совсем невозможно сохранить такую силу осенью и иметь 3—4 кг пчелы весною. Необходимо сформулировать техниче­ское задание на новый улей, удовлетворяющий следующим требованиям.

  1. Улей должен быть на стандартную рамку. Такой рамкой пока останется 435X230 мм.
  2. В нем летом должно быть место сильной семье (6—8 кг) с запасом меда и отводку с маткой-помощницей. То есть объем должен быть равен 80 рамкам (8 корпусов по 10 рамок).
  3. Необходимо применение кассет, выдвигаю­щихся на быстросъемный стол из общего шка­фа-стояка, чтобы обеспечить доступ к любому корпусу без разборки всего улья, внутренние размеры кассет, рамок и зазоров между ними соответствуют размерам многокорпусного улья. Место для кассеты в улье — этаж, а улей — многокассетный, многоэтажный.
  4. Для проведения быстрого и качественного осмотра лучше заглядывать в улей не сверху, а через торцы рамок в улочки, не нарушая микроклимата. Для этого заднюю стенку кассе­ты сделать прозрачной, стеклянной (375X180 мм). При осмотре открыть заднюю дверцу улья и при свете красного фонаря, получить инфор­мацию о состоянии семьи, запасах меда и перги. Совмещение принципа наблюдательного улья с высокой продуктивностью многокорпусного позволит начинающим пчеловодам за год-дру­гой приобщиться к искусству пчеловождения. Легкость и простота обслуживания многоэтаж­ного улья даст возможность детям, подросткам, женщинам, пожилым людям и инвалидам зани­маться пчеловодством и иметь дополнительный заработок.

Улей не должен стоять на земле. Его место в павильоне на чердаке дома, на втором этаже сарая, на тракторной или автомобильной тележ­ке. Зимовник не требуется. Регламентные рабо­ты могут проводиться в павильоне в любое удобное для пчеловода время дня и года.

  1. В павильоне улей должен быть без дна и крыши. Пчеловод может формировать семью любой силы на любом этаже из расчета два килограмма пчел на кассету -+- место для складирования меда. Основная сильная семья должна иметь переходящий запас меда в 30—40 кг для обеспечения бесперебойной рабо­ты матки без всяких сахарных подкормок. Семью в улье ограничивают сверху и снизу кочевой сеткой, на которую укладывается теп­лый потолок, а снизу устанавливается теплый пол-поддон. На кочевках, при большом поступ­лении нектара в улей, пчеловод должен иметь возможность создать интенсивную вентиляцию в улье, удалив дно и потолок.
  2. Каждая кассета должна иметь круглый леток. На передней стенке улья, между кассета­ми, должен быть щелевой леток с горизонталь­ной регулировкой. Нижнего щелевого летка в семье нет, так как он является второй причиной всех бед на пасеке. В летнее время пчелы его не обсиживают. Холодный воздух беспрепятственно вытесняет теплый из улья и нарушает микроклимат гнезда. Кто имел дело с дадановскими рамками помнит, как медленно матка спускается вниз, засевая ячейки ряд за рядом, потому что не хватает пчел для поддер­жания оптимального микроклимата.

Попробуйте для улучшения воздушного режи­ма в садовом домике или избе сделать двадца­тисантиметровую щель в двери у порога. Ноче­вать заберетесь на печь, расход дров возрастет в несколько раз, а на следующий день начнете искать и шпаклевать мельчайшие трещины в по­толке. Тоже самое испытывают пчелы в тради­ционных ульях. Замечено, что пчелы предпочи­тают дупла с боковой вентиляцией через один-два круглых летка на уровне чуть ниже середи­ны высоты дупла. Как показывает опыт, несколь­ко десятков пчел спокойно регулируют такую боковую вентиляцию и не оставляют летки даже зимою. Такая вентиляция, полностью контроли­руемая пчелами, поддерживает оптимальный микроклимат в улье, и сохраняет около 20 % валового меда. Чем раньше мы признаем вред наносимый нижним летком, тем больше будет сильных семей.

8.    Масса семьи, необходимая для успешного

весеннего старта лежит в пределах трех-четырех килограммов. Такая семья может быстро наращивать достойную смену. Этим занимаются два килограмма пчел, а сбором весеннего меда с весны — один-два килограмма пчел на десяти рамках над гнездом. Для получения семьи такой силы необходимо иметь осенью в каждом гнезде матку-помощницу. В традиционных ульях это условие невыполнимо. Для ежегодно увели­чения пасеки вдвое в каждом улье должна зимовать матка-помощница в отводке массой 1—1,5 кг. Это тоже невозможно. В много­этажном улье для этого есть все необходимые условия. При переходе в зимнее состояние пчелы занимают объем в два раза меньше обычного. Поэтому двухкилограммовая семья займет всего пять улочек, а из поставленного сверху в многокорпусном улье или оставленного в лежаке меда ей будет доступна меньше половины. До середины мая из-за нижнего щелевого летка  и  нарушения  микроклимата, оставшийся мед будет оставаться недоступным для пчел. Семья начинает развиваться в основ­ном за счет поступления свежего нектара и пыльцы, за счет потери тысяч и тысяч работниц.

Гнездо в зиму должно собираться из расчета 400 г пчел на улочку, иметь хорошее боковое утепление, весь мед должен находиться над клубом в улочках высотою 500—700 мм в пол­номедных или даже маломедных рамках. Не­обходимая конструкция будет состоять из двух-трех кассет, стоящих одна над другой. Теплый потолок заменяется моховыми подушками.

Таким образом, улей, не имеющий традици­онных недостатков, должен иметь не менее 80 рамок, расположенных в десяти кассетах, представлять собой стояк-шкаф высотою около двух метров. На его передней стенке должны быть регулируемые круглые и щелевые летки. Задние дверцы открываются напротив каждой кассеты. Каждая кассета должна иметь прозрач­ную заднюю стенку. В каждом улье должно быть четыре рамки с кочевой сеткой, два теплых потолка и два пола. На павильон

должен приходиться один быстросьемный стол и один вспомогательный.

Десять лет назад улей по такому заданию был создан и получил имя «Пионер», (патент РФ за № 1371659, см. ж-л «Пчеловодство» № 1,9 1992). Испытания, проведенные в разных услови­ях, разными людьми дают следующие результа­ты: в равных стационарных условиях в «Пионе­рах» пчелы собирают, а пчеловод получает в два-три раза больше меда, чем в традици­онных. Затраты времени и труда на обслужива­ние в два-четыре раза меньше. У начинающих пчеловодов первый год уходит на отстройку сотов, создание сильной семьи и семьи-помощ­ницы. Со второго года службы многоэтажные ульи   «Пионер»   делают   процесс   увеличения пасеки и создание медовиков управляемым и интенсивным, а пасеку — высокодоходной. Опираясь на собственный опыт и опыт наших помощников, можно говорить о реальной воз­можности

получения 30—40 т меда не в 1000 от­дельно стоящих ульях, а в 200—250, собранных в 10—12 павильонах.

Возвращаясь к заголовку статьи, можно сфор­мулировать пожелание известных пчеловодов: «В сильных семьях — все спасение». Только в большом улье пчелиная семья может быть сильной с осени до осени и с весны до весны.

Г. Г. ЯКОВЛЕВ

Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Общайтесь со мной:

Комментарии (1)

  • Татьяна:

    Спасибо, за статью. Очень интересная информация!

Комментировать

Подпишись

Получай новые статьи на почту (введите Ваш емейл):

Статистика
Календарь
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Учителям поклон:

snowflake snowflake